sketchschool

Category:

"Заклятие дома с химерами" от рисующего писателя Эдварда Кэри

Я довольно долго думала, что бы такое сотворить с этой рубрикой, чтобы она стала инетереснее. Как человек, немного поработавший в издательстве, я точно знаю, что многие книги с иллюстрациями люди покупают для того, чтобы смотреть, но никогда не читают. Фактически, выкладывая здесь иллюстрации некоторых книг из своей библиотеки, я создавала контент, который охотно смотрят, но довольно редко читают. Поэтому сегодня я расскажу вам о книге, в которой для меня был первичен текст и сюжет, а не картинки. 

Начну, пожалуй, с названия. Никаких химер там нет не только в оригинале, но даже в самой книге. Иногда бывает, что переводчик или редактор пытаются адаптировать названия, делая их более понятными для читателя другой страны. Это не тот случай. Скорее всего, дело было в том, что иллюстрации прямо настолько кричали о чем-то «готичненьком», что издатели решили добавить истории хайпа, присобачив туда «заклятия» и «химеры». Оригинальное название можно перевести как «Свалочный дом» или «Дом на свалке», кстати этот, с позволения сказать, архитектурный объект, в тексте так и именуется  Дом-на-свалке. 

Расскажу немного о самой истории. Сюжет вертится вокруг семьи Айрмонгеров, не то ростовщиков, не то еще каких-то дельцов. Долгие годы эти люди увеличивали свое богатство, забирая имущество у тех, кто был не в состоянии с ними рассчитаться, а еще управляя свалкой. Спустя какое-то время все мусорные кучи большого города стеклись в один район, превратившись в огромную Свалку. А семья стала кем-то вроде прокаженных. Очень богатых прокаженных. 

«Ну, дом и дом, свалка и свалка», — скажете вы. Однако, история далеко не так проста. Вокруг дома свирепствует болезнь, в результате которой люди превращаются в вещи. А жители Дома-на-свалке —  нет. У каждого, кто живет в этом странном строении, есть предмет рождения, который должен постоянно находиться неподалеку. Кому-то из обитателей дома повезло, и они носят с собой булавки, пробки для ванны и прочую мелочь, а кому-то приходится жить, не покидая собственной комнаты, годами сидя у громадной каминной полки. 

В Доме-на-свалке есть господа и слуги. Последние со временем сливаются с этим местом настолько, что забывают собственные имена и становятся просто Айрмонгерами. Лишь немногие из них сохраняют некоторую индивидуальность. 

В книге каждая глава сопровождается иллюстрацией с главным действующим лицом. В большинстве своем они неуловимо похожи, наверное, это какая-то своеобразная печать свалки. Однако характер определяется легко. Примечательно что Эдвард Кэри сам занимался графическим оформлением книги. Вообще рисующие писатели, как и пишущие художники — это очень интересное явление. Я уже показывала «Книгу, найденную в кувшинке» Светы Дорошевой, а еще «Потерянных богов» Джеральда Брома. Но там художники писали книги, а здесь писатель рисовал иллюстрации. Для меня это сродни Рубиной, которая сама озвучивает свои произведения — интонация всегда правильная, всегда та, которая изначально имелась ввиду. 

По какой-то странной логие главные герои книги остались у меня на закуску.  Клод Айрмонгер, из «верхних», хозяйских Айрмонгеров, внук патриарха —  юноша, который слышит предметы. Люси Пеннант, служанка —  девочка, которую ошибочно приняли за дальнюю родственницу семьи и забрали в дом, но она не захотела становится еще одной Айрмонгер и забывать свое имя. Чтобы не спойлить сюжет (вдруг кто-то решит почитать), скажу только, что книга является частью трилогии. Написана она была в 2013 году, на русский переведена в 2015. Русскоязычные читатели приняли ее не слишком восторженно, поэтому перевод оставшихся двух частей будет либо фанатско-любительским (пока не встречала), либо состоится после того, как кому-нибудь придет в голову идея экранизации, а фильм бы мог получиться очень даже интересный. 

Иллюстрации можно увидеть в большем разрешении, кливнув по ним. 


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.